картинкаУ нас укрепились морозы, и основательно так. Сегодня весь день мёрзла, спасло только тёплое одеяло и вкусный ужин. Сейчас согрелась, даже ноги горят, но выползать из под него я не хочу, классно тут. Никогда не думала, что придётся зажигать горелки у плиты. А сегодня пришлось, согреться реально не могла, когда домой пришла с мороза. Закрыла все форточки, даже на кухне, хотя там она не закрывается никогда, так как мы там курим.

На улице мало того морозно, так и ещё и гололёд страшный, я навернулась сегодня два раза, попа терь болит, хорошо что на попу, а не головой об лёд, а то бы мозги собираликартинка бы точно по льду. Ухнулась бы, мама не горюй. Вечером пробежалась по магазинам, забежала в аптеку. Боже сколько же там народа, всё от простуды берут таблетки и пилюли. Передо мной стоял дедушка, по внешнему виду, лет девяносто, а может на нашем заводе работал и так старо выглядит, но дело в том, что он кое-как стоял. У меня было чувство, что он рухнет сейчас, купил дедуля от простуды и пошлёпал кое-как к выходу. И задумалась я, не кому видать человеку даже лекарство купить, вот сам по гололёду такому и пошл, жаль таких вот старичков… Раньше, когда пионерили, вот такие люди были под присмотром, пусть и детским, но сбегать в магазин, аптеку, и так ещё куда, всегда было кому, а девочки даже порядок наводили, полы мыли и пыль стирали, посуду драили. Да, старики государству сейчас неугодны, как использованный товар, сами как ни будь, кошмар. Конечно, если они не нужны детям и внукам, если дети сдают своих родителей в дома престарелых, то о чём может быть речь…